Девушки На Балконе

Девахи На Балконе!

Поиск на Балконе


Статистика Балкона

Случай в автобусе

Как только последний пассажир — немолодой уже мужчина в стальных очках — протиснулся в салон, двери с шипением затворились и автобус тронулся. Вошедшие пассажиры зазвенели мелочью, передавая на билет. Кассирша — полная старуха в синем халате, мохнатом вязанном берете и очках, одна дужка которых была сломана, а вместо нее был привязан шнурочек, который обхватывал дряблое старушечье ухо — занудила: «Ктооо там на передней площадке еще не оплатиииил?» Салон автобуса ответил молчанием, никому не было дело до нудных завываний. «Сейчас я к вам пойдуууу, билетики проверю!» Народ стал похмыкивать в предчувствии карательной операции. Судя по всему, старушка была неробкого десятка, так как сползла со своего персонального сиденья, и, гремя мелочью в сумке из ободранного кожзаменителя, стала проталкиваться на переднюю площадку. Народ недовольно бурчал, но пропускал труженицу транспорта вперед.


В результате проверки выяснилось, что единственный человек, не оплативший проезд, был тот самый мужчина в очках, стоявший возле двери. На требование предъявить билет он лаконично послал кассиршу нахуй. Это сразу вызвало всплеск эмоций на передней площадке — мужики загоготали, женщины недовольно зашушукались, но все перекрыл хорошо поставленный возмущенный голос старухи в синем халате, которая начала орать про то, что им не платят зарпалту, а кто-то вот норовит проехаться у них на шее, при этом ее спич продолжался минут пять, после чего она, видимо, выговорилась, и потребовала оплатить проезд. Мужчина в очках, все это время безразлично смотревший в окно, еще раз, не повышая голоса, послал ее нахуй. В его голосе не было ни угрозы, ни вызова, судя по всему, он просто хотел, чтобы от него отстали. Однако вторичный посыл вызвал в автобусе новый всплеск эмоций — женщины начали увещевать его купить билетик, благо недорого, да и вообще нехорошо себя так вести, вроде взрослый человек, должен понимать. Кассирша суетливо дергалась, не зная, что предпринять, а мужчина все так же безразлично продолжал смотреть в окно. Наконец, бабка взорвалась и завизжала — безобразие, я вас высажу, и стала кричать водителю, чтобы он остановил машину. Автобус стал притормаживать и прижиматься к обочине. Все это время бабка выкрикивала что-то нечленораздельное, толпа тоже начала недовольно гудеть. Когда автобус остановился и двери открылись, бабка, пыхтя, начала выталкивать мужчину из автобуса, однако он не собирался выходить и смотрел на ее попытки с плохо скрываемым омерзением. Автобус напряженно бубнил, однако положение от этого не менялось.

Через пару минут водитель, недовольный отставанием от графика, заорал в микрофон: «Сука, выходи, заебал всех уже, считаю до трех!!!», однако в ответ услышал громкое, но все такое же бесцветное — «Пашол нахуй!» Дверь водителя хлопнула, и было видно, как он бежит к дверям, сжимая в руках монтировку. Мужчина вздохнул и повернулся к дверям, рукой придерживая поручень, чтобы не вывалиться под натиском кассирши. Народ при виде водителя сразу притих. Однако, когда тот подбежал к дверям и собирался схватить мужчину, тот резким ударом ноги в лицо заставил его отлететь и упасть навзничь. Удар был такой силы, что водитель упал, как подкошенный, и уже не подавал признаков жизни. Монтировка отлетела в сторону. Тут мужики на площадке заревели и ринулись на хулигана. Под напором толпы он выскочил из автобуса, отбежал на пару метров назад и встал в стойку. За ним вывалилась старуха, но неловко подвернула ногу и упала. Прямо по ней стали один за другим выскакивать здоровые разъяренные работяги, первых двух из которых мужчина в очках уложил четкими ударами в переносицу. Сразу после этого он еще отскочил назад и подобрал монтировку, которой сразил еще троих. Последний боец, увидев такой расклад, прыгнул обратно в салон. Мужчина подошел к дверям и спросил — никто еще не желает? Желающих не было. Мужчина обошел автобус, заглянул на место водителя и закрыл двери. Народ молча смотрел на него из автобуса, как рыбки на кошку. Мужчина вернулся, оглядел место битвы — все лежавшие не подавали признаков жизни. Кое — у кого сочилась кровь.
Мужчина подошел к стонавшей бабке и с силой пнул ее в бок ногой — «Ну что, сцука, довыебывалась? Теперь из-за тебя люди на работу опаздывают! Я тебе сказал, чтобы ты шла нахуй? Так хули ж ты корячиться начала, плесень подзалупная?» Бабка в ответ только мычала. Однако мужчина не унимался. Он схватил ее за шкирку и бросил на тело водителя, подошел сзади и рванул халат, из-под которого показались старушечьи коричневые чулки и несвежие застиранные панталоны в цветочек. Все вокруг погрузилось в тишину, как перед грозой. Мужчина сильно дернул панталоны и сорвал их, обнажая синюшные дряблые ляжки, покрытые сетью венозных тромбов. Бабка заскулила и запричитала, однако мужчина, не обращая внимания на ее скулёж, резким движением расстегнул штаны, привстал на колено, достал крепкий эрергирующий член и начал вводить его в сморщенное, поросшее седыми волосами анальное отверстие. Бабка завизжала и принялась отбиваться, однако мужчина пару раз сунул ей под ребра и она затихла, а он мощно нажал и насухую вошел в старческую задницу. В автобусе заохали, бабка причитала и умоляла ее опустить, однако мужчина уже начал ритмичные поступательные движения, жирное тело бабки колыхалось им вслед. «Вот, сука, чтобы в следующий раз думала, что делаешь, тварь, паскуда рваная, гнида засохшая!!!» Не прошло и минуты, как мужчина рывком вынул член — он был в крови, схватил бабку за загривок и повернул лицом к себе. Она завыла, очки соскочили с одного уха и повисли на шнурочке. В сморщенное лицо ударили мощные струи спермы, залепили очки и запузырились на шамкающих синюшных губах. Кончив, он отпустил старуху, которая бессильно плюхнулась на водителя, застегнул штаны и точным ударом монтировки расколол ей голову. На кожаную шоферскую куртку комками потек белесый мозг вперемешку с густо-красной кровью, в которую с лица старухи стекала мутная сперма. Изо рта бабки вывалилась вставная челюсть и шлепнулась в это месиво. В автобусе многих рвало.
В этот момент подъехала милицейская машина, из которой выскочили четверо милиционеров, подбежали к мужчине и потребовали документы. Он достал удостоверение — почему-то черного цвета, при виде которого милиционеры вытянулись по стойке смирно. Мужчина представился:
— Меня зовут Пробежий. Я из Международного Управления Контр-Культуры. Операция «Новый Порядок». Мне нужно ваше содействие. Уберите трупы, вызовите грузовик. Всех свидетелей — в газовую камеру. Труп старухи привязать к автобусу и таскать на веревке по городу, пока не останется одна грудная клетка и голова. В сегодняшних газетах пройдут материалы с освещением операции. Объясняю положение: Управление начинает проводить политику превалирования прав всех, кто содействует Контр-Культуре, над правами остальных сограждан. Идут большие перемены, и ваше счастье, что вы оказались вовремя и в нужном месте. Я запишу ваши фамилии, завтра явитесь вот по этому адресу — он выдал милиционерам черную визитку — и получите удостоверения содействующих лиц. Службу в МВД рекомендую оставить — отныне это не престижно. После получения удостоверений явитесь в мой кабинет — там написан номер комнаты — для получения дальнейший указаний. А сейчас — выполняйте.
В это время с дороги на место происшествия свернул огромный лимузин с золотыми молдингами и крышей, обтянутой искрящейся змеиной кожей. Переезжая трупы и покачиваясь, он подъехал к группе беседующих — Пробежий переписывал фамилии милиционеров — и остановился. Черное окно задней двери приоткрылось, оттуда произнесли — «Пробежий, время!» Дописав, мужчина в очках махнул милиционерам рукой, сел в лимузин, который со свистом резины устремился дальше по дороге.
— Воронов, садись на автобус и езжай к газовым камерам — это возле крематория, недавно отстроили. Знаешь, где это?
— А как же.
— Все, выполнять поручение. Завтра к 10 — по указанному адресу. Сегодня всем написать заявления об увольнении в связи с переходом на другую работу.
— Но…
— Ты что, хочешь попасть в газовую камеру?
— Нет…
— Тогда действуй, сука! Я знаю, что это за люди, вчера разнорядка пришла! Радуйся, мудак, что нас самих в газовые камеры не отправили!!!

Операция Международного Управления началась


Смотрите также:


Оставить комментарий

Ваш комментарий: